Хроники Харона. Энциклопедия смерти
Главная | Рекомендовать | Обратная связь | В избранное | Сделать домашней

Энциклопедия смерти

Демон самоубийства
Право на смерть
Борьбой с демоном самоубийства занимаются медицинские, общественные, религиозные организации и отдельные люди.


Дерек Хамфри основал в США "Хемлок сисайти" ("Общество болиголова"), в котором в 1991 году насчитывалось 42 тысячи членов. Девиз общества - "Хорошая жизнь, хорошая смерть". Хамфри не просто теоретик - свои идеи он подтверждает практическими делами. По его словам, он помог покончить самоубийством своей жене, брату и тестю. Жена и ее отец приняли снотворное по рецепту Хамфри, а брату он сломал аппарат, поддерживавший тому жизнь.

"Последний выход" был издан еще в апреле, но какое-то время оставался незамеченным. Однако после пары рецензий о книге узнала Америка. И тут началось!.. Автор объясняет успех тем, что люди "хотят контролировать свою смерть". "Моя книга - это род гарантии. Люди чувствуют себя спокойнее, зная, что они могут уйти из этого мира безболезненно".

Тираж скупили с прилавков в основном люди старшего возраста, врачи и больные СПИДом. Сведений, воспользовался ли кто-ниудь этой книгой как руководством к действию, журнал "Тайм" не приводит. И вообще, "если учесть, какая противоречивая проблема обсуждается в книге, "Последний выход" вызвал на удивление слабую реакцию. Никто не заикнулся о том, чтобы запретить ее; Национальный комитет Права на жизнь покритиковал, но не более. Правда, многие врачи оскорблены в своих лучших чувствах, считая, что книга подорвет взаимное доверие между доктором и пациентом. А некоторые книжные магазины отказались распространять "Последний выход" по моральным и религиозным соображениям.

Чаще всего звучат опасения, что книга спровоцирует на самоубийство неуравновешенных людей. Однако в тексте постоянно присутствуют предостережения против подобного. Хамфри разделяет суицид на "рациональный", предпринятый безнадежным больным или калекой, и "эмоциональный", который он порицает: "Пусть пребывающие в депрессии идут к психиатру. Моя книга адресована тем шести тысячам людей, которые ежедневно умирают".

Некоторые люди высказывают опасения, что "справочник" станет пособием не только для самоубийц, но и для тех, кто замышляет убийства. "В Америке ружье достать проще, чем автомобиль,- иронизирует по поводу этих опасений журнал "Тайм",- а на каждой кухне, даже советской, есть какое-нибудь ядовитое чистящее средство для кастрюль, поэтому "Последний выход" вряд ли прибавит здесь что-то новое. К тому же Хамфри не согласен, будто помогает сделать суицид более легким. "Не более легким, а более надежным, менее болезненным, менее долгим и... менее одиноким".

Дерек Хамфри советует выбравшим самоубийство собрать всех родных и близких, утешить, успокоить их перед своим уходом,- и вот этот совет может повлечь большие изменения в сознании людей. Ведь даже если принять идею подобного окончания мук близкого, не все смогут видеть его или участвовать в нем. Пускай самоубийство рационально - человек остается эмоциональным. Преодоление тревоги и страха по отношению к смерти - великая школа для каждого человека, считает Хамфри. Школа, которая помогает понять и принять простую истину: если, согласно различным международным конвенциям, человек имеет право на жизнь, почему он не должен иметь такого же юридически обеспеченного права на смерть?

Общество, аналогичное "Хемлок сисайти", существует и во Франции. Называется оно "Ассоциация за право умереть с достоинством". Ее генеральный секретарь, в прошлом священник, Жак Поэр говорит: "Возьмите, к примеру, злокачественные опухоли. Если раньше человек "сгорал" за полгода, то теперь удается продлевать жизнь до 5-10 лет. Та же картина с другими, ранее скоротечными тяжелыми недугами. Конечно, все это - позитивная сторона достижений медицины. Но есть и негативная. Если болезнь не поддается излечению, искусственно продленное состояние, когда человек висит между жизнью и смертью, это медленное скатывание в пропасть может восприниматься личностью крайне тяжело... Мы отнюдь не противники медицинских методов, которые приносят умирающему облегчение. Нас уверяют: если как следует "облегчить" участь умирающего, то у него и мыслей о тихой смерти не появится. Но это, как подтверждает практика, неверно. К примеру, в Голландии, опережающей Францию на десяток лет по программам борьбы с болью, просьбы о прекращении страданий многочисленны. Так что одно не исключает другого. Но если человек болен СПИДом или страдает от неизлечимой формы рака, то он должен иметь право отказаться от постепенного "спуска" к смерти. Если же он решается на такой "спуск", это опять-таки его право. Мучения, переступающие определенный предел, сложнейшие операции, химиотерапия, облучение, когда человеку осталось до смерти несколько часов, недопустимы. И никто - ни врач, ни родственники, ни какие бы то ни было власти не должны решать за него, как поступить".

Жак Поэр отмечает, что, чем дальше уходит цивилизация, тем меньше человеческого остается в ее отношениях со смертью. "Раньше к смерти готовились заранее, всячески пытались избежать внезапной кончины, чтобы разумно распорядиться имуществом. В современном же мире многие хотят ухода именно внезапного". (Имея в виду менталитет европейского средневековья, Поэр забывает о том, что внезапная смерть высоко ценилась еще в античные времена. Можно, к примеру, вспомнить высказывания Плиния Старшего: "Мгновенная смерть есть высшее счастье человеческой жизни" или Овидия: "Менее мучительна сама смерть, чем ее ожидание".)

Дальнейшее развитие медицины, по мнению Поэра, приведет к тому, что "большинство людей, часто вопреки своей воле, будут умирать одряхлевшими до крайности или потерявшими контроль над своим рассудком. Это и есть дегуманизация смерти. Если человек прикован к постели, а в его тело введено с десяток разных трубок, как-то поддерживающих в нем жизнь,- разве в этом заключается гуманное отношение?"

"Ассоциация за право умереть с достоинством" предлагает, чтобы человек мог письменно изложить условия, при которых он отказывается от выживания, нечто вроде медицинского завещания. Модель его примерно такова: если я окажусь не в состоянии выражать свою волю, а лечение объективно не дает шансов вернуться к сознательной самостоятельной жизни, прошу прекратить лечение и обеспечить мне эвтаназию. "Ассоциация" Поэра борется за то, чтобы такое заявление носило характер юридического документа, снимающего с врача ответственность за решение судьбы безнадежно больного пациента.

Строго говоря, Хамфри и Жак Поэр не пионеры в данной области. Вспомним Сенеку: "Кто умереть отговорил несчастного, к нему жесток; кончина часто кара нам, но часто и для многих - милосердный дар". Морис Метерлинк в начале века заявил, что врачи злоупотребляют своим авторитетом, стараясь продлить муки агонии. "Будет день,- писал Метерлинк,- когда этот предрассудок покажется нам варварским. Он коренится в страхе, в котором мы не отдаем себе отчета и который оставили в нашем сердце религии, с давних пор умершие в сознании людей. Вот почему врачи поступают так, как будто были бы убеждены, что нет такой известной пытки, которая не была бы предпочтительнее перед пытками, ожидающими нас в неизвестном. Они как будто убеждены, что всякая выигранная минута жизни, хотя бы ради самых невыносимых страданий, отнята у страданий, еще несравненно более ужасающих, которыми нам угрожают загробные тайны; поэтому из двух зол они выбирают единственно реальное для того, чтобы избегнуть другого, которое они сами признают воображаемым. Сверх того, отсрочивая таким образом конец мучений, который, как говорит добрый Сенека, является тем, что в этих мучениях есть наилучшего, они лишь уступают всеобщему заблуждению, ежедневно замыкающему круг, в котором оно вращается, ибо продление агонии усиливает ужас смерти, а ужас смерти требует продления агонии."

Разумеется, есть доводы и противоположной направленности; о них Метерлинк говорит тоже. Если очертить проблему одной фразой, то она будет звучать так: стоит ли один час, похищенный у смерти, целой вечности мучений? Но, может быть, эти мучения - залог окончательного духовного очищения перед прыжком в инобытие?

Как сказал бы поэт:
Убиваясь, терзаясь, дыша
Смесью воздуха, желчи и мела,
Словно бабочка, наша душа
Вылетает из кокона тела...

Дата публикации: 23.11.1999
Прочитано: 3100 раз
Всего 1 на 3 страницах по 1 на каждой странице
[<<] [ 1 | 2 | 3 ]
Дополнительно на данную тему
Самоубийство во имя верыСамоубийство во имя веры
Демон самоубийстваДемон самоубийства
Психологический смысл суицидаПсихологический смысл суицида
Типология самоубийствТипология самоубийств
Суицидальное поведениеСуицидальное поведение
“Страдания юного Вертера” как апология самоубийства“Страдания юного Вертера” как апология самоубийства
Жизненный смысл выбора смертиЖизненный смысл выбора смерти
Когда суицид рационаленКогда суицид рационален
[ Назад | Начало | Наверх ]
Нет содержания для этого блока!
Генерация: 0.028 сек. и 7 запросов к базе данных за 0.005 сек.
Powered by SLAED CMS © 2005-2007 SLAED. All rights reserved.