Хроники Харона. Энциклопедия смерти
Главная | Рекомендовать | Обратная связь | В избранное | Сделать домашней

Энциклопедия смерти

Почему люди становятся убийцами
- А на кой ты, товарищ, укокошил свою тетеньку? - спросил Швейк. - На кой люди убивают,- ответил тот,- каждому ясно: из-за денег. Я. Гашек. Похождения бравого солдата Швейка - Погибли мы, и ты погиб! - Угробит всех Преступный Тип! А. Тарковский. Чудо со щеглом Пожалуй, больше всего вопрос этот волнует психологов и писателей. Так, убийства и убийцы - в центре почти всех главных произведений Ф. М. Достоевского. Известный революционер-анархист князь Кропоткин однажды заметил: "За изображением Раскольникова я чувствую самого Достоевского, который пытается разрешить вопрос: мог ли бы он сам или человек вроде него быть доведен до совершения преступления, как Раскольников, и какие сдерживающие мотивы могли бы помешать ему, Достоевскому, стать убийцей". Раскольников убивает, чтобы "доказать себе, что он - не обыкновенный человек, подчиняющийся нравственным законам, созданным другими, но личность, способная создать свой собственный закон, нести огромный моральный груз ответственности, претерпеть муки совести и во имя благородной цели (помощь своей семье, продолжение занятий, которые позволят ему осчастливить человечество), личность, способная на злодейские средства (убийство), без ущерба для собственного покоя и добродетельной жизни". Героя романа А. Камю "Посторонний" убийцей делает отторженность от общества. Юрист Маррей из романа Роберта Пенна Уоррена "Приди в зеленый дол" убивает Сандерленда Спотвуда из чувства мести. Персонаж другого романа Уоррена - "Вся королевская рать" - Адам Стентон стреляет во всесильного губернатора штата, дабы по своему разумению восстановить попранную справедливость. Герои Александра Дюма и Джека Лондона убивают друг друга без особой рефлексии, скорее по принципам животного мира: кто выжил, тот и прав. Но книги книгами, а нас все же больше интересует реальность. Теорий на этот счет хватает. Но если обобщить их, то окажется, что они делятся на несколько основных групп (я не рассматриваю здесь случаи непредумышленного убийства во время самообороны). Итак, что же делает человека разумного человеком убивающим?
Врожденные пороки, дурная наследственность
Самым знаменитым приверженцем этой теории был итальянский судебный психиатр и антрополог Чезаре Ломброзо (1835-1909).

[family=Tahoma]
Не так давно новые аргументы в пользу идей Ломброзо высказал генетик Виктор Колпаков из Сибирского отделения Академии наук. Институту цитологии и генетики, где работает ученый, предложили попытаться выяснить роль генов в появлении преступного типа людей, ответить на вопрос о том, почему число преступивших закон не уменьшается, а постоянно растет. На основании длительных исследований Колпаков пришел к выводу, что "генетическое участие в формировании преступного поведения есть, оно просматривается. Есть, конечно, и социальное подавление такого поведения. Существует и социальное провоцирование его. Но и генетику, ее участие в этом деле отрицать уже трудно". Правда, Колпаков пришел и такому результату не на основе "сплющенных носов" и "низких лбов", а исследуя психические характеристики личности. Ученый считает, что ненаследуемых признаков нет, а "признак преступности" передается одним геном. Отсюда следует, что если выяснить нейрофизиологические и биохимические механизмы, посредством которых реализуется действие гена, то появилась бы возможность воздействовать на психику человека в благожелательную для общества сторону. Та самая страшная возможность, о которой нас уже предупреждали писатели-фантасты. Ибо тогда можно будет "программировать" личность на генетическом уровне, делать людей такими, какими их желают видеть власть имущие.

В числе модных криминологических увлечений конца XIX - начала XX века следует назвать и графопсихологические исследования - определение преступных наклонностей человека по почерку. Так, графолог М. И. Попялковский посвятил целую монографию Андрею Гилевичу, убийце, о котором я рассказывал выше. В этом исследовании графолог, в частности, отмечал:

"Общий вид письма с ясными пробелами между строками, скорый, достаточно разборчивый и простой почерк, отсутствие размашистых и вообще беспорядочных движений, то раздельные, то связанные группами буквы - все это указывает, что в умственном отношении это была хорошо одаренная натура, с ищущим, изобретательным воображением. В интеллектуальных способностях, однако, замечается дефект, выражающийся во временной, по-видимому, неспособности правильно ориентироваться или разобраться в малознакомом деле, чем нарушается общая ясность суждения (некрасивая форма буквы "З", непропорциональная в своих частях, в слове "заявление" и слабый просвет в последних строках автографа).

Резкая извилистость направления строк в сочетании с остроконечной формой слов, где высота букв к концу слова уменьшается, переходя местами как бы в подобие точки, вместе с признаками лукавства, эгоизма (завернутая крючкообразно влево нижняя часть буквы "Е"), начальные крючки в буквах "С", характерные начальные завитки в буквах "Л", "А" - признаки, позволяющие нам заключить, что это была натура с очень гибкой моралью. Это - человек, поставивший себе девизом "цель оправдывает средства" и поставивший себе целью быстрое обогащение каким бы то ни было способом. И, действительно, вся деятельность А. Гилевича, как мы уже знаем, была направлена лишь к этой цели. В почерке Гилевича мы имеем указания как на стремление к наживе (завитки букв "д", "л", спускающийся вниз конец буквы "я"), так и указания на способность к дерзким, смелым, безрассудным предприятиям. В его понятии честными бывают только дураки, умный же человек должен пользоваться обстоятельствами и оплошностью других".

Продолжая далее свои рассуждения, автор указывает, что в почерке Гилевича он не нашел, к его удивлению, признаков решительности, смелости, настойчивости и вообще признаков какой бы то ни было устойчивой воли. Отсутствие терпения и настойчивости делали его неспособным к усидчивому, честному труду, а жажда обогащения заставляла его ум работать в изыскании скорого и легкого способа наживы. Попялковский обнаружил в почерке Гилевича признаки, которые свидетельствуют о патологических чертах его личности. Такого рода признаки заключаются в пропуске и удвоении букв и слов, непропорциональности частей букв, поправках букв и слов, угловатости букв там, где должны быть закругления, резкой перемене в направлениях строк. Все это, указывает графолог, свидетельствует о значительной нервности Гилевича. Резюмируя общий результат исследования, Попялковский пишет:

"Мы находим у А. Гилевича: 1) непреодолимый импульс в стремлении к обогащению; 2) отсутствие нравственного чувства; 3) отсутствие активной воли; 4) нарушение духовного равновесия, причем доминирующая мысль (в данном случае корыстное стремление) заставляет его забывать все другое; 5) врожденное (наследственное) расположение к порочности.

Данные эти позволяют признать, что преступление А. Гилевича явилось результатом так называемого нравственного помешательства..."

Столь обширную цитату я привожу для того, чтобы ясней был виден идиотизм этой теории. Конечно, почерк в некоторой степени зависит от характера, темперамента человека, но куда больше он зависит от его моторики - системы мышечных рефлексов. Опровергнуть подобные псевдонаучные рассуждения весьма легко - достаточно дать графологу образец почерка любого порядочного человека, сказав, что это написано рукой убийцы и насильника. Уверяю вас: от графолога вы получите соответствующий комментарий. Но особенно опасны выводы о наследственном расположении к порочности (смыкающиеся с теорией Ломброзо), которые, если верить Попялковскому, можно установить с помощью почерковедческого анализа. Представим на секунду, что кривой или неровный почерк может приниматься в суде как доказательстве вины в убийстве,- и станет жутко. Едва ли не каждый четвертый или третий европеец, согласно своему почерку, обладает признаками "врожденной порочности" - значит ли это, что каждый третий-четвертый среди нас - потенциальный убийца? А впрочем, как знать...

* Среди других популярных идей Ломброзо - гипотеза о том, что на агрессивность женщин в значительной мере влияют менструации. Согласно результатам его исследований, из 80 арестованных по уголовным обвинениям женщин у 71 в момент совершения преступления были месячные. В отличие от главной теории Ломброзо эта идея популярна до сих пор. Так, в 1984 г. в Англии подобное обстоятельство послужило основанием для смягчения приговора женщине, которая убила ножом своего коллегу.[/family]

Дата публикации: 18.11.1999
Прочитано: 3869 раз
Всего 1 на 2 страницах по 1 на каждой странице
[<<] [ 1 | 2 ]
Дополнительно на данную тему
ВыводыВыводы
Алкогольное или наркотическое опьянениеАлкогольное или наркотическое опьянение
Смещение нравственной парадигмыСмещение нравственной парадигмы
Так называемые Так называемые "влечения"
Длительное психическое расстройство (сумасшествие)Длительное психическое расстройство (сумасшествие)
Особое, внезапно возникшее Особое, внезапно возникшее "пограничное" сотояние психики
Плохие социальные условия, в которых вырос преступникПлохие социальные условия, в которых вырос преступник
Серийные убийцыСерийные убийцы
[ Назад | Начало | Наверх ]
Нет содержания для этого блока!
Генерация: 0.020 сек. и 7 запросов к базе данных за 0.002 сек.
Powered by SLAED CMS © 2005-2007 SLAED. All rights reserved.