Хроники Харона. Энциклопедия смерти
Главная | Рекомендовать | Обратная связь | В избранное | Сделать домашней

Энциклопедия смерти

Почему люди становятся убийцами
- А на кой ты, товарищ, укокошил свою тетеньку? - спросил Швейк. - На кой люди убивают,- ответил тот,- каждому ясно: из-за денег. Я. Гашек. Похождения бравого солдата Швейка - Погибли мы, и ты погиб! - Угробит всех Преступный Тип! А. Тарковский. Чудо со щеглом Пожалуй, больше всего вопрос этот волнует психологов и писателей. Так, убийства и убийцы - в центре почти всех главных произведений Ф. М. Достоевского. Известный революционер-анархист князь Кропоткин однажды заметил: "За изображением Раскольникова я чувствую самого Достоевского, который пытается разрешить вопрос: мог ли бы он сам или человек вроде него быть доведен до совершения преступления, как Раскольников, и какие сдерживающие мотивы могли бы помешать ему, Достоевскому, стать убийцей". Раскольников убивает, чтобы "доказать себе, что он - не обыкновенный человек, подчиняющийся нравственным законам, созданным другими, но личность, способная создать свой собственный закон, нести огромный моральный груз ответственности, претерпеть муки совести и во имя благородной цели (помощь своей семье, продолжение занятий, которые позволят ему осчастливить человечество), личность, способная на злодейские средства (убийство), без ущерба для собственного покоя и добродетельной жизни". Героя романа А. Камю "Посторонний" убийцей делает отторженность от общества. Юрист Маррей из романа Роберта Пенна Уоррена "Приди в зеленый дол" убивает Сандерленда Спотвуда из чувства мести. Персонаж другого романа Уоррена - "Вся королевская рать" - Адам Стентон стреляет во всесильного губернатора штата, дабы по своему разумению восстановить попранную справедливость. Герои Александра Дюма и Джека Лондона убивают друг друга без особой рефлексии, скорее по принципам животного мира: кто выжил, тот и прав. Но книги книгами, а нас все же больше интересует реальность. Теорий на этот счет хватает. Но если обобщить их, то окажется, что они делятся на несколько основных групп (я не рассматриваю здесь случаи непредумышленного убийства во время самообороны). Итак, что же делает человека разумного человеком убивающим?
Так называемые "влечения"
Влечениями Зигмунд Фрейд называет пограничные образования между физическим и психическим (соматическим и душевным), "психические представители" раздражении, возникающих в недрах телесного аппарата и достигающих души.
Влечениями Зигмунд Фрейд называет пограничные образования между физическим и психическим (соматическим и душевным), "психические представители" раздражении, возникающих в недрах телесного аппарата и достигающих души. Фрейд делил влечения на две основные группы - влечение к жизни и влечение к смерти *. Влечение к смерти он определял как присущие индивиду бессознательные тенденции к саморазрушению и возврату в неорганическое состояние. Но это же влечение может, по его мнению, проявляться и вовне - в направленности к другим лицам и предметам. Так, знаменитый Эдипов комплекс предполагает для мальчика подсознательное желание смерти своему отцу, а для девочки - желание смерти матери.

Рассматривая в работе "Анализ фобии пятилетнего мальчика", конкретный пример подобного комплекса, Фрейд пишет: "В своих отношениях к отцу и матери Ганс самым ярким образом подтверждает все то, что я в своих работах "Толкование сновидений" и "Три очерка по теории сексуальности" говорил о сексуальных отношениях детей к родителям. Он действительно маленький Эдип, который хотел бы "устранить" отца, чтобы остаться самому с красивой матерью, спать с ней. Это желание появилось во время летнего пребывания в деревне, когда перемены, связанные с присутствием или отсутствием отца, указали ему на условия, от которых зависела желаемая интимность с матерью. Тогда, летом, он удовольствовался желанием, чтобы отец уехал... Позже, вероятно, в Вене, где на отъезд отца больше нельзя было рассчитывать, уже появилось другое содержание: чтобы отец подолгу был в отсутствии, был мертв".

"На самом деле,- поясняет далее Фрейд,- наш Ганс вовсе не злодей и даже не такой ребенок, у которого жестокие и насильственные склонности человеческой природы развиваются без задержек в этот период его жизни. Напротив, он необыкновенно добродушен и нежен; отец отметил, что превращение агрессивной склонности в сострадание произошло довольно рано. Еще задолго до фобии он начинал беспокоиться, когда при нем в детской игре били "лошадку", и он никогда не оставался равнодушным, когда в его присутствии кто-нибудь плакал... Ганс сердечно любит отца, которому он желает сиерти, и в то время, когда его ум не признает этого противоречия, он оказывается вынужденным демонстрировать его тем, что ударяет отца и сейчас же целует то место, которое ударил".

Хорошо, если на пути такого маленького Ганса вовремя попадется дядя Фрейд. А если нет? Ну, тогда не избежать неврозов и более тяжелых последствий; неизжитые комплексы могут обернуться жестокой агрессивностью. Правоту Фрейда в определенной степени доказывают многочисленные истории про сексуальных маньяков-убийц. Как правило, именно им принадлежит в ряде стран чемпионство по количеству совершенных убийств.

Немецкий ученый Краф Тебинг почти сто лет назад провел исследования 300 человек с маниакальными устремлениями и написал об этом книгу. Его выводы, по отзывам современных специалистов, имеют практическую пользу и сейчас, особенно при расследовании убийств на сексуальной почве. Научный сотрудник ВНИИ МВД Юрий Самойлов считает, что если бы вспомнили о работе Тебинга, то нашумевшее "ростовское дело" (дело Андрея Чикатило) было бы раскрыто намного раньше. Следствие искало группу несовершеннолетних, а по науке выходило иначе: убийца был одиночкой, имел филологическое образование и занимал должность, связанную с воспитанием детей.

Научная группа Ю. Самойлова совместно с центром "Юринформ" юридического факультета МГУ, изучив около 400 преступников-маньяков, разработала автоматизированную экспертную систему "Маньяк", помогающую сузить область поисков, выявить тип личности человека, совершившего преступление. "В основе этой системы,- говорит Ю. Самойлов,- пять типологичных групп преступников с постоянными криминально значимыми признаками.

Первые - это люди с болезненными расстройствами (шизофрения, дебилизм и др.). На них приходится всего около 10 процентов маньяков. Оставшиеся 90 процентов примерно поровну распределяются между четырьмя другими группами.

Одна из них - ранее судимые. Здесь так называемые типичные случаи. Потерпевшие часто сами из уголовной среды: бродяжки, проститутки, мошенницы, содержательницы притонов...


Дата публикации: 18.11.1999
Прочитано: 2688 раз
Всего 1 на 2 страницах по 1 на каждой странице
[ 1 | 2 ] [>>]
Дополнительно на данную тему
ВыводыВыводы
Алкогольное или наркотическое опьянениеАлкогольное или наркотическое опьянение
Смещение нравственной парадигмыСмещение нравственной парадигмы
Длительное психическое расстройство (сумасшествие)Длительное психическое расстройство (сумасшествие)
Особое, внезапно возникшее Особое, внезапно возникшее "пограничное" сотояние психики
Плохие социальные условия, в которых вырос преступникПлохие социальные условия, в которых вырос преступник
Врожденные пороки, дурная наследственностьВрожденные пороки, дурная наследственность
Серийные убийцыСерийные убийцы
[ Назад | Начало | Наверх ]
Нет содержания для этого блока!
Генерация: 0.028 сек. и 8 запросов к базе данных за 0.003 сек.
Powered by SLAED CMS © 2005-2007 SLAED. All rights reserved.