Хроники Харона. Энциклопедия смерти
Главная | Рекомендовать | Обратная связь | В избранное | Сделать домашней

Энциклопедия смерти

Почему люди становятся убийцами
- А на кой ты, товарищ, укокошил свою тетеньку? - спросил Швейк. - На кой люди убивают,- ответил тот,- каждому ясно: из-за денег. Я. Гашек. Похождения бравого солдата Швейка - Погибли мы, и ты погиб! - Угробит всех Преступный Тип! А. Тарковский. Чудо со щеглом Пожалуй, больше всего вопрос этот волнует психологов и писателей. Так, убийства и убийцы - в центре почти всех главных произведений Ф. М. Достоевского. Известный революционер-анархист князь Кропоткин однажды заметил: "За изображением Раскольникова я чувствую самого Достоевского, который пытается разрешить вопрос: мог ли бы он сам или человек вроде него быть доведен до совершения преступления, как Раскольников, и какие сдерживающие мотивы могли бы помешать ему, Достоевскому, стать убийцей". Раскольников убивает, чтобы "доказать себе, что он - не обыкновенный человек, подчиняющийся нравственным законам, созданным другими, но личность, способная создать свой собственный закон, нести огромный моральный груз ответственности, претерпеть муки совести и во имя благородной цели (помощь своей семье, продолжение занятий, которые позволят ему осчастливить человечество), личность, способная на злодейские средства (убийство), без ущерба для собственного покоя и добродетельной жизни". Героя романа А. Камю "Посторонний" убийцей делает отторженность от общества. Юрист Маррей из романа Роберта Пенна Уоррена "Приди в зеленый дол" убивает Сандерленда Спотвуда из чувства мести. Персонаж другого романа Уоррена - "Вся королевская рать" - Адам Стентон стреляет во всесильного губернатора штата, дабы по своему разумению восстановить попранную справедливость. Герои Александра Дюма и Джека Лондона убивают друг друга без особой рефлексии, скорее по принципам животного мира: кто выжил, тот и прав. Но книги книгами, а нас все же больше интересует реальность. Теорий на этот счет хватает. Но если обобщить их, то окажется, что они делятся на несколько основных групп (я не рассматриваю здесь случаи непредумышленного убийства во время самообороны). Итак, что же делает человека разумного человеком убивающим?
Смещение нравственной парадигмы
Под эту теорию подходят не только уголовники, но и политические убийцы ради идеи, фанатики-террористы.


В 1988 году во время суда над Менигон и Оброн психиатр Анри Жиро сказал: "Традиционная роль женщин теперь резко изменилась. И как прямое следствие этого - женщины-террористки, как и все новички, проявляют необычайное рвение. Они хотят захватить власть у мужчин. Паранойя гарантирует нечеловеческое спокойствие. Менигон и Оброн убили Жоржа Бесса с той же легкостью, с которой они могли бы разбить вазу".

Анри Жиро вторит Кристиан Лохте, возглавляющая подразделение в федеральном агентстве внутренней безопасности в Гамбурге: "Женщины стреляют не колеблясь, мужчины же склонны сначала к тому, чтобы продумать пути бегства. В террористических группах организаторы - женщины, все держится на них. Мужчины же разрабатывают в тонкостях детали операций. Но выбирают подпольные квартиры женщины, они же решают, кому можно доверять, как руководить повседневной жизнью группы". По мнению Лохте, женщины должны доказать, что они могут действовать наравне с мужчинами, и поэтому более безжалостны.

Сюзанна Альбрехт, дочь адвоката, была арестована в Восточной Германии за участие в убийстве в 1977 году своего крестного отца Юргена Понто, директора "Дрезднер банк". Сюзанна провела в дом к "дядюшке" Понто, другу семьи, двух боевиков из "Роте армее фракцион". Первоначально планировалось выкрасть банкира, но, когда он стал сопротивляться, его застрелили.

"На мой взгляд, если бы Сюзанна была парнем, она бы убедила "Фракцией" в том, что лучше избрать иную мишень. Но, девушка, она не могла позволить себе показаться слабой в чужих глазах",-считает Кристиан Лохте.

Западная пресса окрестила Натали Менигон дикой фурией, Астрид Пролл (из группы Баадер - Майнхоф) - девушкой-ружьем, Фусако Сикенобу (из японской "Красной армии") - "красной королевой террора". После разгрома группы Баадер - Майнхоф из ее остатков сформировалась террористическая организация " Роте армее фракцион", лидером которой стала 46-летняя Инге Вьетт, которая раньше работала... воспитателем детского сада.

Интерпол сообщает, что на сегодняшний день почти половина разыскиваемых им террористов-убийц - женщины.

К смещению нравственных понятий, влекущему за собой убийства других людей, относится и так называемое "исполнение долга" - например, когда палачу приказывают казнить осужденного на смерть *, а солдату приказывают стрелять в противника (солдата другого государства) или в мирное население собственной страны. Мораль остается за пределами воинского устава, оказывается вдруг недействительной, и человек получает "законное" право убить другого человека. Подавляющее большинство военнослужащих воспринимает это как норму, не занимаясь рефлексией и поисками нравственных основ таких убийств. Правда, судьи на процессах нацистских преступников в Нюрнберге и Токио почему-то не внимали доводам обвиняемых, защищавшихся по классической схеме: "Я солдат. Мне приказали - я и стрелял". Таким образом, перед нами пример двойной морали: свой солдат, отказавшийся стрелять,- это преступник, а чужой солдат, отказавшийся стрелять,- хороший парень, который ответственности не подлежит.

Данный парадокс как нельзя лучше характеризует лживость нравственных ценностей современной цивилизации. Опять принцип родоплеменной (государственной) выгоды ставится превыше всего. Государство подавляет личность, заставляя быть убийцей (армия, полиция (милиция), палачи-исполнители приговоров). Но отсюда следует и неизбежная реакция личности - раз можно убивать на "законных" основаниях, значит, само по себе убийство - вещь допустимая. "Дело не в том, что нельзя убивать вообще никогда, нигде и никого,- рассуждает такой человек,- а в том, чтобы убийство совершалось на законных основаниях либо... чтобы я не попался". И вот цивилизация пожинает плоды своей лживой морали - тысячи тысяч убитых, и конца краю этому не видно. (Кстати говоря, значительное количество убийств в нашей стране совершается военослужащими - как в воинских частях, так и на гражданской территории).

Американский генерал Маршалл после второй мировой войны провел исследования среди пехотинцев армии США, вернувшихся с фронта, и установил, что действительно стреляли в противника лишь 30 процентов. С тех пор военные психологи активно ищут способы увеличить процент убийц в армии - и небезуспешно. Ханиа Лучак, анализируя организацию "навыков убивания", пишет в немецком журнале "Гео": "Во всем мире уже опробовано много способов повышения - путем тренировки - "боевой ценности" молодых мужчин... Волшебное слово при этом - "мотивация". Она начинается с хвалебного письма, направляемого командиром родителям солдата, включает такие меры, как внушение известных формул о "справедливой" или "священной" войне, вплоть до попытки объявить противника "недочеловеком". Прибегают и к так называемой "симуляции", моделированию ситуаций, когда, например, вырабатывается навык, не раздумывая, открывать огонь без прицела.

Повсюду в армии теперь стремятся лишить сам акт убийства эмоциональной окраски, придать ему "деловой" характер, а также сделать солдата нечувствительный к боли и страданиям. Американские исследователи пишут о методике подготовки солдат, к которой прибегают в армии США. Мужчин заставляют смотреть фильмы ужасов, предварительно зажав им головы в тиски и не давая закрывать глаза. Их сажают в самолет и в ходе полета имитируют отказ мотора; в учебных целях взрывают гранаты рядом с ничего не подозревающими людьми..."

Далее X. Лучак рассказывает об американском психоаналитике Хайме Шатане, разработавшем теорию "боя и психологии убийств". Уже в ходе обучения, пишет он, наступает "утрата индивидуальности" солдата. Инструктор, осуществляющий муштру, хотя и подвергается критике и осмеянию, но в действительности обладает непререкаемый авторитетом, он в глубине души воспринимается как олицетворение мужественности. В этих представлениях о достоинствах мужчины высшей доблестью считается самообладание, потоиу что оно представляет собой психическую предпосылку для мужественной смерти. С "гражданской" личностью покончено, верх берет "военизированное" сверх-"я". Происходит милитаризация психики. Изоляция от женского пола ведет к слишком сильной ориентации на ценности сугубо мужского коллектива, в результате "чего создается некая псевдояаскулинизированная аура, которую психологи называют по имени киногероя прежних лет "синдромом Джона Уэйна". В ходе военных действий солдат все меньше осознает свою прежнюю личность и все больше становится частью организма, который представляет собой его воинскую часть. Убивать становится легче, жестокость возрастает, потому что ответственность с каждого отдельного солдата снимают признанные институты - воинская часть, государство, даже Бог.

Потрясает изворотливость, с которой некоторые священники и теологи оправдывают нарушение заповеди Христа. Например, архимандрит Никифор в статье "Убийство" ("Библейская энциклопедия"), ничуть не стыдясь, говорит о том, что "не всякое отнятие жизни есть законопреступное убийство, и именно в следующих случаях: а) когда преступника наказывают смертью по правосудию; б) когда убивают неприятеля на войне за государя и отечество".

В знаменитой книге Ярослава Гашека о Швейке с замечательной едкостью описаны полевые обедни, на которых священники молятся о том, чтобы Бог помог солдатам Австро-Венгерской империи убить как можно больше солдат противника. "Дурачили нас только! - говорит старый солдат из романа.- До войны приезжал к нам один депутат-клерикал и говорил о царстве Божием на земле. Мол, Господь Бог не желает войны и хочет, чтобы все жили как братья. А как только вспыхнула война, во всех костелах стали молиться за успех нашего оружия, а о Боге начали говорить будто о начальнике генерального штаба, который руководит военными действиями".

К сожалению, подобное происходило и происходит и в католических костелах, и в православных храмах, и в молитвенных домах иных конфессий. Поразительно, но факт: Христос завещал нам: "Не убивай", а мы не только убиваем, но и благословляем эти убийства именем Христа. В мирное же время наши пастыри освящают армию, которая изначально призвана убивать людей. Неважно, с какой целью, нападения или защиты, но - убивать. Не менее агрессивны в этом плане и мусульмане. Но ревнители ислама, по крайней мере, не противоречат учению Мухаммеда: ведь он вовсе не говорил, что любая жизнь, и уж тем более жизнь неверных, священна и неприкосновенна.

Искажение нравственных понятий в современном мире приводит порой к тому, что убивать начинают... даже медицинские работники. Убивать больных и раненых. Я уже рассказывал о медсестрах из Австрии, отправлявших на тот свет больных "из чувства сострадания". А вот другой случай, когда поводом к убийствам послужило чувство мести. После войны в Персидском заливе (межнациональные силы против Ирака) английская телевизионная компания IТN передала интервью с кувейтской медсестрой, не назвавшей своего имени, котрая сказала, что во время захвата Кувейта Ираком она отравила около 20 раненых солдат оккупационных войск. "В первый месяц оккупации они привезли в госпиталь много своих солдат, которые были ранены в столкновениях с кувейтцами,-сказала она.-Я делала им уколы, которые их убивали".

* На это указывают многие исследователи. В. Голованов в качестве примера приводит историю о том, как, совершив убийство Луженовского, "усмирителя" тамбовских крестьян, Мария Спиридонова (будущий знаменитый лидер левых эсеров), никем не опознанная в вокзальной толпе, закричала: "Расстреливайте меня!" "Эта молоденькая девушка,- пишет В. Голованов,- действительно желала смерти, на свидании с сестрой просила не подавать в суд апелляцию, утверждая, что ее смерть нужна для счастья народа. Первоначальный приговор - смертная казнь через повешение - удовлетворил ее, она вновь сказала сестре, что смерть была бы лучшим концом для нее - "до того ее мысли были далеки от вопросов жизни, от возможности жить и работать дальше". Замена смертного приговора каторгой была для нее ударом..."

Дата публикации: 18.11.1999
Прочитано: 3693 раз
Всего 1 на 2 страницах по 1 на каждой странице
[<<] [ 1 | 2 ]
Дополнительно на данную тему
ВыводыВыводы
Алкогольное или наркотическое опьянениеАлкогольное или наркотическое опьянение
Так называемые Так называемые "влечения"
Длительное психическое расстройство (сумасшествие)Длительное психическое расстройство (сумасшествие)
Особое, внезапно возникшее Особое, внезапно возникшее "пограничное" сотояние психики
Плохие социальные условия, в которых вырос преступникПлохие социальные условия, в которых вырос преступник
Врожденные пороки, дурная наследственностьВрожденные пороки, дурная наследственность
Серийные убийцыСерийные убийцы
[ Назад | Начало | Наверх ]
Нет содержания для этого блока!
Генерация: 0.022 сек. и 7 запросов к базе данных за 0.002 сек.
Powered by SLAED CMS © 2005-2007 SLAED. All rights reserved.